Звоните нам:  8 (499) 968 69 12

Ринопластика – «за» и «против», анализ неудовлетворительных результатов ринопластики и дальнейшие пути решения проблемы

В ФГБУ НКЦ оториноларингологии ФМБА России операции по ринопластике проводятся в научно-клиническом отделе пластической хирургии под руководством одного из лучших хирургов по ринопластике России, д.м.н. И.П. Василенко. Данная статья, автором которой является Ирина Петровна Василенко, для тех, кто подумывает о пластической операции.

Лицо каждого человека уникально и этим стоит гордиться. Но так устроен человек, что он постоянно стремится к совершенству. С древних времен люди старались сделать свое лицо и тело привлекательнее. Определенные параметры лица не приносили им удовлетворения, приводили к низкой самооценке и не способствовали жизненному развитию. Во все времена всегда существовали свои стандарты красоты, люди стремились к ним, исправляя то, что дала им природа. В этом стремлении нет ничего предрассудительного. А о том, что современная пластическая хирургия творит чудеса – известно всем. Но посмотрев на изменившиеся до неузнаваемости лица после пластических операций, появляются сомнения. Какие существуют негативные стороны пластической хирургии? Как получить ожидаемый результат после операции?

Прежде чем обратиться к услугам пластического хирурга надо объективно оценить за и против. Давайте сегодня поговорим об одной из наиболее популярной операции в пластической хирургии – ринопластикеРинопластика – это операция по изменению формы носа, которая способна заметно улучшить внешность человека. Не удивительно, что при первом взгляде окружающие обращают внимание именно на ваш нос. Операция позволяет изменить высоту или ширину носовой кости или хряща, убрать горбинку или скорректировать кончик носа.

Очень часто после удачной ринопластики у человека существенно повышается самооценка, удовлетворенный результатом он активно начинает строить карьеру и добивается успехов в личной жизни. Статистическая картина успешной первичной ринопластики представляется достаточно позитивной и по данным разных авторов удовлетворительный результат операции констатируется в 72 – 91%. Однако даже очень опытному хирургу не всегда удается избежать осложнений или неудовлетворительных исходов ринопластики, так же как и в любой другой хирургии. Осложнения и неудачи – понятия концептуально разные, находящиеся в различных плоскостях ответственности хирурга.

Осложнение – это состояние, которое может возникнуть во время или после операции в силу каких-либо внешних причин и факторов, часто не зависящих непосредственно от хирурга, выходящее за рамки нормального хода операции и прогнозируемого результата. Осложнения, возникшие в ходе операции или непосредственно в раннем послеоперационном периоде, либо разрешаются самостоятельно, либо дополнительным хирургическим вмешательством, как правило, достаточно успешно.

Неудовлетворительный результат операции, напротив, расценивается как неудачный, как пациентом, так и хирургом или обоюдно. Хотя подобные неудачи могут быть обусловлены и непредсказуемыми факторами, такими как, специфические особенности репарационного процесса, состояния кожи и ее эластичности, сложность деформации и т.д., тем не менее, чаще всего они напрямую и непосредственно связаны с хирургической техникой. К сожалению, осложнения и неудовлетворительные результаты сопровождают каждого хирурга, и даже наиболее опытные и именитые вынуждены признавать, что в своей практике сталкивались с необходимостью выполнения повторной операции.

«Нос трудно предугадать» отмечал D.R. Millard в своей монографии “Rhinoplasty Tetralogy". Тщательный предоперационный анализ, детальное планирование операции и высокий профессионализм хирурга – основные составляющие, которые позволяют свести к минимуму возможные осложнения и неудачи ринопластики.

Основные причины недовольства пациента результатом операции подразделяет на три основные группы:

1.​ осложнения, возникшие после операции или разочарование измененной формой носа;

2.​ нереалистичные психологические ожидания;

3.​ недостаток/отсутствие взаимопонимания и доверительного контакта между пациентом и хирургом.

Безупречная с эстетической точки зрения и в глазах хирурга форма носа может не являться таковой в глазах пациента и вызывать, соответственно, неудовлетворенность и недовольство результатом операции. Именно по этой причине детальное обсуждение с пациентом возможных вариантов коррекции, иллюзий и реалий в каждом конкретном случае, согласование окончательного варианта является краеугольным камнем предоперационного этапа. Пациент должен иметь четкое и ясное представление о возможных осложнениях, как в раннем, так и в отдаленном послеоперационном периоде, а хирург должен избегать любого малейшего проявления профессиональной небрежности, которое наносит непоправимый ущерб доверительным отношениям хирург-пациент.

Последние десятилетия отмечены резким всплеском интереса к ринопластике, которая на сегодняшний день является самой популярной и «модной» эстетической операцией. Согласно данным опроса, проведенного среди эстетических хирургов в 2006 году Американским Обществом Пластических Хирургов, профиль пациентов, обращающихся за помощью в коррекции носа, в большинстве случаев представлен тремя основными категориями пациентов:

1.​ представителями различных этнических групп, стремящихся адаптировать, «европеизировать» свою внешность согласно существующим современным эстетическим канонам и стандартам;

2.​ подростками и молодыми люди;

3.​ пациентами с различными дисморфофобиями

Ринопластика – операция, которая меняет не только внешний облик пациента, но и оказывает существенное влияние не его психоэмоциональный статус и игнорирование этой психологической составляющей может приводить к крайне негативным последствиям, как для пациента, так и для хирурга.

Для большинства пациентов, обращающихся за ринопластикой форма носа является предметом постоянной озабоченности с определенной фиксацией, начиная с пубертатного возраста, при этом ¼ пациентов четко связывает возникновение серьезного комплекса на этом фоне, а 1/3 и вовсе ощущает себя социально неполноценными. Четко прослеживается разница в психологическом статусе пациентов мужчин и женщин. У мужчин чаще отмечаются завышенные и необоснованные ожидания от операции, которые, безусловно, находят отражение в оценке исхода операции. Среди мужчин число неудовлетворенных результатом первичной ринопластики значительно выше в среднем (12,8%), чем среди женщин (4,6%) (Nassif, анализируя все выше сказанное, мы приходим к выводу, что ринопластика в большинстве своем не является «простой» операцией по изменению формы носа, а представляется тонким, многогранным и деликатным вмешательством, целью которого является коррекция эстетических, функциональных и психологических проблем каждого конкретного пациента. И при таком индивидуальном подходе очевидно, что хирург должен быть высоко компетентным как в аспектах хирургической тактики, так и в вопросах психологии.

Тщательный предоперационный анализ и планирование операции, обсуждение возможностей и вариантов ринопластики, исходя из его пожеланий и с учетом фенотипических особенностей лица каждого индивидуума, помогают избежать проблем недопонимания между хирургом и пациентом и распознать еще на дооперационном этапе вероятность возникновения «психологических осложнений» после операции. Эти стандарты на сегодняшний день являются поистине «золотым предоперационным алгоритмом» в ринопластике.

Тщательный предоперационный анализ и планирование операции, детальное обсуждение с пациентом Процент повторной ринопластики составляет от 7 до 25% ). Столь высокие цифры, можно объяснить с одной стороны, как растущим числом пациентов, желающих изменить форму носа, так и хирургов, которые хотели бы практиковать в этой области, с другой стороны – повышенными требованиями пациентов к результату операции и недостатком профессиональной подготовкой и опыта у хирургов.

Особое место в анализе возможных неудач и возникновении вторичных послеоперационных деформаций занимает вопрос о хирургическом доступе при первичной ринопластике, использовался ли открытый или закрытый способ. В настоящее время этот вопрос приобретает особое значение в условиях неуклонно растущего количества открытых ринопластик широко практикуемых даже при первичных вмешательствах. Так, согласно опросу, проведенному на ежегодном конгрессе Американской Академии Лицевой Пластической и Эстетической Хирургии, было установлено, что 53% респондентов используют открытый доступ более чем в 50% ринопластик с четкой тенденцией к еще более активному его использованию.

Бесспорно, что открытый доступ обеспечивает прекрасную визуализацию операционного поля, что, в свою очередь, объясняет тот факт, что многие хирурги, начинающие осваивать искусство ринопластики, прибегают именно к этой технике. Однако следует отметить, что практика открытого доступа, особенно при первичной ринопластике, должна быть минимизирована и строго обоснована в каждом конкретном случае. «Хирург должен руководствоваться строгими показаниями к выполнению открытой ринопластики, так как считается, что обнажение колумеллы для более полной диссекции и выделения кончика носа приводит лишь к небольшому наружному рубцу, однако, это только иллюзия, и, к сожалению, последствия вторжения в единую структуру капсулы носа оказываются значительно более серьезными» (D.R. Millard).

Ретроспективный анализ неудовлетворительных результатов закрытой и открытой ринопластики, проведенный, впечатляет своими результатами:

1) пациенты, оперированные открытым доступом, в среднем подвергались большему количеству реопераций (3,1 против 2) в группе пациентов, оперированных с использованием эндоназального доступа, основными послеоперационными жалобами были чрезмерное понижение спинки носа (50%), гиперкоррекция кончика носа (33%), затруднение носового дыхания в области клапана носа (42%), недостаточная коррекция длины носа (20%).

3) при открытой ринопластике к выше перечисленным жалобам, которые отмечались еще в большем проценте случаев, присоединялись так же обструкция наружного клапана (50%), слишком короткий нос (39%), широкая колумелла (36%), чрезмерное сужение носа (31%), послеоперационный рубец на колумелле (25%), дискомфорт в области стропилки колумеллы (19%).

Очевидно, что процент развития различных послеоперационных деформаций выше при первичных ринопластиках с использованием открытого доступа. R. Millard указывал на то, что «большинство носов может быть скорректировано без использования открытого способа. Эндоназальная ринопластика обеспечивает полный визуальный контроль и доступ в 95% случаев. В оставшихся 5%, если это продиктовано необходимостью, возможно прибегать к открытой ринопластике. Но не следует поддаваться искушению и становиться заложником открытой ринопластики, возводя ее в ранг непреклонной общепринятой практики».

Мы считаем, что в выявлении причин, лежащих в основе неудовлетворенности пациента результатом ринопластики, следует придерживаться системного подхода к анализу ранее выполненной операции, а именно, выявлению «проблемных» зон, требующих коррекции (спинка носа, кончик, область носо-губного угла и.т.д.), и определению типа и объема вмешательства, которые позволят максимально эффективно решить поставленные задачи и получить удовлетворительный результат.

Для лучшего понимания анатомической составляющей вторичной послеоперационной деформации целесообразно проведение анализа исходя из следующих анатомических зон:

a)​ корень носа;

b)​ костная пирамида;

c)​ хрящевая часть;

d)​ кончик носа;

e)​ крылья носа;

f)​ носогубный угол и колумелла;

g)​ перегородка носа – носовой клапан – полость носа.

В целом все причины недовольства результатом операции можно разделить на три группы:

​ чрезмерная резекция,

​ недостаточная резекция,

​ сохраняющаяся/возникшая асимметрия.

Мы не будем останавливаться подробным образом на всех возможных послеоперационных деформациях и способах их коррекции, остановимся лишь на наиболее часто встречаемых и, соответственно, на хирургических приемах их коррекции.

Нам представляется целесообразным особо отметить, что в коррекции вторичных деформаций следует придерживаться последовательного принципа, а именно при планировании операции идти от минимального по объему вмешательства к расширенному при наличии соответствующих показаний.

В настоящее время мы наблюдаем четко сложившуюся тенденцию к решению всех проблем послеоперационных деформаций, особенно в области кончика носа, выполнением открытой ринопластики. Вместе с тем, прекрасные результаты можно получить при аналогичных деформациях использованием закрытого доступа, на чем мы и хотели бы остановиться подробнее.

При наличии небольших деформаций кончика носа целесообразно выполнение консервативной коррекции с использованием, как правило, межхрящевого доступа. Выбор подобной тактики обуславливается тем, что, как межхрящевой, так и ретроградный доступы, при которых не производится выведение и экспозиция крыльных хрящей (delivery approach) позволяют значительно уменьшить хирургическую травму, а, следовательно, послеоперационный отек и последующее рубцевание, а также сохранить в целостности связочный аппарат, а, следовательно, поддерживающий механизм кончика носа. Все эти маневры обладают значительными преимуществами в профилактике возникновения послеоперационных асимметрий.

Значительные деформации кончика носа, такие как различные асимметрии, недостаточная четкость контуров кончика, гипо-или гиперпроекция, птоз, требуют применения техники delivery approach эндоназальной ринопластики.

В области хрящевой части спинки носа, основной вторичной деформацией является, как правило, недостаточная резекция с сохранением горба (часто описание этой деформации можно встретить, как «рецидив горба», что не является правильным), или появление так называемой деформации по типу «клюва попугая». Безусловно, что это является показанием к выполнению повторной операции с консервативной резекцией хрящевой части горба и сопутствующей постановкой трансплантатов в области кончика для увеличения его проекции. Чрезмерное усердие в резекции может привести к слишком сильному понижению спинки и ятрогенной седловидной деформации с нарушением эстетически гармоничной линии кончик носа – надкончиковое углубление. В случае возникновения подобной деформации, оптимальным решением является использование аутохрящевых трансплантантов для контурной пластики возникших дефектов.

Резидуальный горб вследствие недостаточной резекции в области костной пирамиды удаляется рашпилем или снимается тонким слоем остеотомом, чтобы не привести к гиперрезекции. Как правило, следующим этапом выполняется латеральная остеотомия для сужения боковых скатов носа. Небольшие костные неровности, сохраняющиеся после удаления горба, корректируются сглаживанием деликатным рашпилем в субпериостальном слое. Стойкая асимметрия скатов может являться следствием недостаточной или неполной остеотомии, что требует выполнения серии дополнительных остеотомий. Адекватная латеральная остеотомия, часто в сочетании с медиальной остеотомией со смещением отломков внутрь, является основным методом коррекции вторичной деформации по типу «открытой крыши».

Изменение остроты носо-губного угла достигается ротацией кончика носа в цефалическом направлении и сопровождается, как правило, постановкой аутохрящевого трансплантата в карман в основании колумеллы.

Согласно данным последних аналитических обзоров, затруднение/ухудшение носового дыхания после ринопластики являются доминирующей причиной, побуждающей пациентов прибегать к повторной ринопластике отмечает, что в 68% повторных ринопластик доминирующей жалобой является именно затруднение носового дыхания, в то время, как Thomson C. определяет затруднение носового дыхания как основное показание к выполнению повторной ринопластики.

Искривления носовой перегородки, которые не были скорректированы в ходе предшествующей операции, а также различные проблемы носового клапана являются чаще всего основными причинами, приводящими к затруднению носового дыхания после ринопластики. Чтобы избежать подобных осложнений, следует уделять особое внимание перед операцией исследованию состояния полости носа, выполнению эндоскопии и компьютерной томографии, а также риноманометрии для определения ее функциональной состоятельности.

Абсолютно очевидным является тот факт, что эффективность ринопластики находится в прямой зависимости от сохранения или улучшения носового дыхания. Повторной вмешательство на носовой перегородке с технической точки зрения может быть еще значительно более сложным и трудоемким, чем повторная ринопластика. В связи с этим септопластика никогда не должна расцениваться как банальная операция. Это вмешательство, требующее большого терпения и сосредоточенности, отточенной техники, внимания к мельчайшим деталям и гибкости хирургической тактики для получения хорошего и стойкого результата.

Предоперационные консультации, фотоанализ, моделирование и обсуждение с пациентом возможных вариантов коррекции являются залогом успеха операции, так как позволяют «персонализировать» технику и опыт хирурга к индивидуальной анатомии пациента и его пожеланиям по изменению своей внешности. Следует четко осознавать, что наличие даже очевидной деформации не является само по себе показанием к ее коррекции, если для пациента эта деформация не является значимой. В такой ситуации, излишняя настойчивость хирурга может обернуться в последующем недовольством пациента результатом операции. Нереалистичные желания пациента, в свою очередь, также являются прекрасным субстратом для возникновения разногласий в восприятии результата операции пациентом и хирургом.

Уже на первой консультации хирург должен постараться проникнуть как можно глубже в суть проблем, которые привели к нему пациента. И каждый хирург должен иметь и выработать свою тактику общения с пациентом, которая могла бы дать ему наиболее полное представление как о личности пациента, так и о тех проблемах, которые привели его к нему.

Уже на первой консультации пациент должен дать четкие ответы на ряд принципиально важных вопросов:

​ Что именно он/она хотел(а) бы изменить в своей внешности?

​ По каким причинам он/она хотел(а) бы выполнить ринопластику?

​ Почему он/она хотел(а) бы выполнить операцию именно сейчас?

​ Почему он/она выбрал(а) своим хирургом именно Вас?

Со своей стороны, хирург также должен иметь ясные представления по следующим вопросам:

​ Каковы эстетические цели операции;

​ Какие существуют пределы коррекции в этом конкретном случае;

​ Какая оперативная техника оптимально подходит при данной деформации;

​ Каковы возможные неудовлетворительные результаты и осложнения.

Все эти аспекты должны обсуждаться детально и открыто с пациентом на дооперационном этапе, так как именно подобное общение является залогом создания доверительных отношений между хирургом и пациентом, что позволяет минимизировать возникновения различного рода претензий и исков со стороны пациента после операции.

При первом и единственном общении пациента к хирургу по поводу выполнения ринопластики невозможно создать тот особый и адекватный психоэмоциональный контакт между пациентом и хирургом, который так важен особенно в такой «элективной» хирургии, как ринопластика. Если по окончании первичной консультации пациент настроен и четко ориентирован на операцию, то ему предлагается сделать необходимый ряд предоперационных фотографий и назначается дата повторной консультации для обсуждения вариантов ринопластики, оперативного плана и возможных исходов.

Фундаментальными составляющими нашего предоперационного алгоритма являются детальный наружный осмотр, пальпация и эндоскопическое исследование полости носа. Компьютерная томография и риноманометрия выполняются по показаниям. Для проведения системного фотоанализа мы используем ряд стандартных проекций: фронтальную, профильные, две проекции ¾, базальную, проекцию купола-rhinion, вид сверху и два профильных вида в динамике. Для выполнения анализа используем ориентиры (систему линий и точек), которые лежат в основе фотоанализа, на котором мы не будем останавливаться подробно так как все они представлены во многих руководствах и публикациях.

Ринопластика является одной из самых сложных операций в лицевой эстетической хирургии, при которой процент неудовлетворительных результатов достигает 7-25%. Столь высокий процент неудач можно объяснить возросшим количеством пациентов, желающих изменить форму носа, увеличением числа хирургов, готовых выполнить эту операцию, недостатком определенного профессионального опыта и необходимых навыков, возросшими требованиями пациентов к результату и ожиданиями от операции, осложнениями, которые могут возникнуть даже при абсолютно безупречно выполненной операции; не достаточно грамотным отбором пациентов на операцию, отсутствием доверительных отношений между пациентом и хирургом. Проницательный хирург никогда не должен забывать обо всех этих факторах, которые могут приводить к нежелательному результату, никогда не выпускать ситуацию из рук и держать все аспекты операции под контролем. Мы абсолютно убеждены, что процент неудовлетворенности результатом ринопластики может быть значительно меньше при условии выполнения тщательного предоперационного анализа, детального планирования операции, установления доверительного контакта с пациентом и при наличии соответствующей подготовки и высоких профессиональных навыков у хирурга.

В заключении, хотелось бы еще раз отметить, что ринопластика это не просто операция, которая изменяет форму носа, а представляет собой комплекс сложных и последовательных шагов по коррекции эстетических, функциональных и психологических проблем каждого конкретного пациента. Ринопластика является операцией очень индивидуальной, решающей конкретные проблемы каждого индивидуума. И при таком подходе хирург должен обладать необходимыми профессиональными навыками не только в вопросах хирургии, но и психологии, а также руководствоваться тем, что форма и функция неразделимы и добиться совершенной формы при нарушенной функции невозможно.

Получить грамотные ответы на интересующие Вас вопросы Вы можете в отделении пластической хирургии по телефонам:

8-499-968-69-30, 8-499-968-69-30+доб. 3704,

По электронной почте: 

Или на очной консультации (запись также по телефону или через эл. почту, сайт) - пн. – 11-13; вт. – 14-16.

Наши ответы

  • Здравствуйте, врачи рекомендуют исправить носовую перегородку, хочу сделать эту операцию у вас, подскажите, КТ для этого нужно в 2-х проекциях или в 1-й?

    Четверг,8 Декабрь 2016

    Для септопластики, если нет патологии ОНП, делают просто рентген, если кроме септопластики планируется ревизия пазух, тогда КТ необходимо.

  • Добрый день! Подскажите, пожалуйста, возможно ли исправление носовой перегородки без применения наркоза, например, в режиме медикаментозного сна. Диагноз: искривление носовой перегородки, остроконечный гребень справа, вазомоторный ринит

    Понедельник,5 Декабрь 2016

    Уважаемая Анна! Медикаментозный сон и есть разновидность общего наркоза, но при этом вы должны дышать сами и в дыхательных путях нет препятствий, ограничивающих попадание крови и слизи в лёгкие, а при операции происходит затекание отделяемого в дыхательные пути и вы не сможете во сне это контролировать и можете просто задохнуться, поэтому септопластику проводят либо под местной анестезией с премедикацией, либо под эндотрахеальным наркозом.
    Зав.отделением заболеваний носа и глотки
    Д.м.н ИМ Кириченко

  • Добрый день! Моему сыну 17 лет. К какой категории пациентов его можно отнести: взрослый или ребенок? Хотели бы попасть на консультацию к специалистам Вашего центра (проживаем в Туле). У сына киста правой верхнечелюстной пазухи и искривление перегородки носа. Можно ли записаться на прием? И если да, то к какому специалисту?

    Пятница,2 Декабрь 2016

    Уважаемая Татьяна! Ваш сын относиться уже к взрослой категории. Запишитесь ко мне на прием через регистратуру нашего центра. Хирургическое лечение мы проводим с применением эндоскопов малоинвазивно, что минимизирует повреждения тканей при операции.
    Зав отделением заболеваний носа и глотки ФГБУ НКЦО ФМБА России д.м.н И.М Кириченко